Оставляя банки

«Пока вливания капитала будут восприниматься как способ спасения тех людей, которые втянули нас в этот хаос (который сохранится до тех пор, пока на такие банки не будет наложено конкурсное управление), политическая система не будет, еще раз повторю это, не будет готова предоставить достаточно денег, чтобы сделать <финансовую> систему снова здоровой. В лучшем случае мы получим медленно осуществляемые внутривенные вливания капельного типа, которых хватит только для существования банков в состоянии прозябания».
Оставляя банки в руках их нынешних менеджеров и даже не пытаясь минимизировать их влияние, правительство тем самым фактически расписалось в том, что у него нет возможности побудить банки пойти на какие-то другие шаги, кроме складывания в кубышку появляющихся у них денег, и нет механизма, позволяющего как-то повлиять на поведение банков в будущем. Попытки Федеральной резервной системы стимулировать экономику оказались заблокированы тем, что Ричард Фишер, президент федерального резервного банка Далласа, которым нужна профессиональная очистка крыши от снега, назвал «кучей», которую наделали большие больные банки. «Быстрее всех заморозили вообще или сократили свою кредитную деятельность те банки, которые больше других пострадали от токсичных активов, — сказал Фишер и добавил: — Бремя токсичных активов у мегабанков снизило возможность рынков сохранить потоки заемного и акционерного капитала к видам бизнеса и напугало инвесторов»’. Хотя спасение банков действительно предотвратило возникновение экономической катастрофы, оно лишь незначительно повлияло на достижение финансовой стабильности и экономического процветания.
Историю финансового кризиса 2007—2009 годов рассказывали уже много раз. Политики, экономисты и комментаторы указали при этом на многие причины и факторы, вызвавшие этот крах, начиная от «избыточно высокого сбережения» в Китае до вылезания наружу глубинных свойств человеческой психологии. Но при этом мало кто отрицает, что главнейшую роль в создании кризиса сыграла американская финансовая система, которая надувала пузырь активов при помощи дешевого кредитования, изготовления в колоссальном количестве сложных и потенциально токсичных ценных бумаг, которые к тому же для получения максимальной прибыли использовались с привлечением заемных средств, и явный перекос в сторону краткосрочного финансирования. Даже если верна теория (популярная у американцев), что поток дешевых денег в США, приведший к избыточным заимствованиям и надуванию жилищного пузыря, пришел из Китая, где возникли избыточные сбережения, все равно эти деньги должны были проходить через американскую финансовую систему, которая феноменально плохо выполнила свою работу по их эффективному распределению.