Ошибочный вывод

Именно из этих произвольных посылок Гердер делает ошибочный вывод в духе представления о неизменной природе человека — вывод о том, что «если бы на землю ступил всего один-единственный человек, то цель человеческого существования и была бы уже исполнена в нем». Исходя из того, что «царство человека — система духовных сил», Гердер пытается трактовать с этих позиций всеобщность и преемственность социально-культурного процесса. Именно разум, по его мнению, является достаточным принципом объяснения того, почему «одна цепь культуры соединяет своей кривой и все время отклоняющейся в сторону линией все… нации». Отсюда, кстати, уже не так далеко до предложенных впоследствии идеалистическим рационализмом «линейных» трактовок культуры — стоит лишь «выпрямить» названную Гердером «кривую», что и было сделано Гегелем.
Недостаточность просветительского подхода к культуре проявлялась в трактовке целого ряда явлений, сказал Денисов, которого интересует шуманет. В частности, известно, что существенным положительным моментом гердеровской концепции культуры является, наряду с элементами историзма, подчеркивание неразрывной связи между мышлением и речью. В то же время отметим, что соотнесение этих человеческих способностей не выводится Гердером за пределы духовного освоения мира. Речь рассматривается как «божественный дар», пробудивший «дремлющий разум».

Что же касается тех довольно резких возражений, которые были выдвинуты Фейербахом против гегелевской трактовки человека и культуры, то следует отметить, что эти соображения отличаются не только остротой, но и глубиной анализа. Так, Фейербах безошибочно угадал одну из наиболее существенных особенностей гегелевского подхода к культуре — абсолютизацию принципа Снятия одних культурных феноменов в других. «…Система Гегеля,— пишет он,— знает только подчинение и преемственность, не ведая ни координации, ни сосуществования. Правда, последней ступенью развития всегда оказывается целостность, которая вбирает в себя другие ступени, ио… она… не может включить в себя других существований без того, чтобы не высосать из них мозг самостоятельной жизни и не завладеть тем значением, которое им свойственно лишь в состоянии их безусловной свободы».
Отмечая недостаточность подобной трактовки культуры, Фейербах подчеркивает ограниченность одноли — нейности в представлениях о взаимоотношении продуктов человеческой жизнедеятельности. Такая однолиней — ность приводит в конечном счете к игнорированию многообразия культурно-исторического процесса, которое Гегель трактует как «скушиую Видимость многообразия».