JP Morgan Chase и Goldman Sachs

Что еще более важно, решения, которые зависят от более умного и более совершенного регулирующего надзора, и осуществляемые корректирующие действия не учитывают политических ограничений, накладываемых на регулирующую деятельность, и политическую мощь крупных банков. Идея, что мы можем более эффективно регулировать крупные банки, исходит из предположения, что у регулирующих органов есть стимул этим заниматься, хотя, как свидетельствует то, что мы знаем о «захвате» этих органов представителями тех, кого они должны регулировать, и о политических ограничениях на регулирование, в реальной жизни этого нет, сказал Орлов, которого интересует видеограф на свадьбу недорого. Считается, что регулирующие органы смогут определить случаи чрезмерного риска, которые банки принимают на себя, опровергнуть аргументы банков, заявляющих, что у них есть соответствующие механизмы обеспечения безопасности, устоять в условиях политического давления (со стороны администрации и конгресса), оказываемого на них, чтобы они оставили банки в покое ради интересов экономики в целом, и прибегнуть к далеко не однозначным корректирующим мерам, которые к тому же слишком сложны, чтобы их внятно объяснить общественности. И конечно, предполагается, что важные регулирующие агентства не попадут в руки таких людей, как Алан Гринспен, который считал, что государственное регулирование в целом не нужно, так как свободный рынок сможет сам справиться со всеми возникающими проблемами.
При выборе технократического подхода предполагается, что политические деятели по всей цепочке вверх, вплоть до президента, обладают волей и возможностями, которые при возникновении кризиса помогут им справиться с крупными банками, хотя и банки, и политические оппоненты администрации будут кричать о социализме и злоупотреблениях властью. В соответствии с предложением администрации, взятие под управление крупного банка потребует решения министра финансов, его консультации с президентом и одобрения двумя третями членов совета управляющих Федеральной резервной системы, из чего следует, что такое решение будет политическим и из категории очень важных. Даже если оставить в стороне вопрос о прямом давлении со стороны руководителей банков, которые являются основными донорами политических партий, любому президенту будет политически трудно отдать распоряжение о взятии под контроль любого важного американского банка, являющегося своего рода иконой бизнеса, который в ходе этого процесса будет настаивать на том, что является совершенно здоровым учреждением, и сообщать об этом через средства массовой информации и своих лоббистов. Установление контроля, что в настоящее время осуществляет БЭЮ, не порождает такой проблемы, потому что банки, с которыми это происходит, относятся к категории небольших и обладают незначительной политической мощью, чего нельзя сказать о JP Morgan Chase и Goldman Sachs.